Arika Blaidd
Вот сейчас чай допью и...
Название: Путешествие цветка [The Journey of Flower / 仙侠奇缘之花千骨]
Автор: Fresh Guo Guo [Fresh 果果]
Перевод: Arika-Anna

Глава 1. Утопленница преграждает путь

В небе не было ни звёзд, ни луны. Стояла такая непроглядная темень, словно в бездонной чёрной дыре; было трудно понять, где вверх, а где низ, и казалось, что один неверный шаг — и ты свалишься в яму.
Девчушка около двенадцати лет быстро шла по дороге, правой рукой она перебирала чётки, повторяя: «Намо Амитабха, Намо Амитабха…» — а в левой держала фонарь из промасленной бумаги.
Скорее она даже не шла, а бежала, потому что её всегда преследовали злые духи, и только из-за чёток они не могли подобраться к ней. В полной темноте был заметен только тусклый свет от фонаря, что плыл над землёй. Вокруг стояла жуткая тишина, не было слышно ни звука воды, ни насекомых.
Деревня была уже рядом, и девочка твердила себе, что как только она окажется там, то будет в безопасности, но лицо у неё было бледным, а тело покрывал холодный пот. Правой рукой она постоянно пыталась запахнуть свой плащ поплотнее. Тот был сделан из шкур восьми чёрных собак и не позволял её запаху распространяться вокруг.
Но перед самой деревней на каменном мосту девочка замерла. Там лицом к ней стояла женщина. На зонтике, который она держала, и который был опущен так низко, что скрывал её лицо, а так же на её белом платье были вышиты ярко-красные цветки персика. Стояла жара и не ощущалось ни малейшего движения воздуха, но, тем не менее, юбка женщины колыхалась, словно под порывами ветра.
Девочка испугалась, её ноги задрожали, и она не смогла двинуться с места. Всё было кончено, злой дух всё-таки появился.
— Намо Амитабха… — продолжала она проговаривать вполголоса, и скрючившись направилась к другому концу моста, глядя вниз и делая вид, что не замечает эту женщину. Но неожиданно обнаружила, что та, мгновенно сократив дистанцию между ними, уже стоит прямо перед ней. Изящные белые туфли женщины, расшитые цветами, были покрыты грязью, под её ногами растеклась лужа воды, и валялись зелёные водоросли с ракушками. Теперь девочка ясно видела, что на юбке утопленницы вовсе не было вышитых цветов персика, это были брызги крови.
Неожиданно мягкий жёлтый свет фонаря странным образом посинел, а затем стал красным, словно налился кровью. Воздух вокруг наполнился едким запахом речной гнили и истлевшей плоти.
Собравшись с духом, девочка вытянула чётки перед собой.
— Намо Амитабха…
И когда утопленница сделала два шага назад, она пошла вперёд. Женщина снова отступила. Но когда девочка почти достигла другой стороны моста, раздался ужасающий смех.
Лицо призрака пошло трещинами, её тело распалось на куски, будто внезапно чем-то разрезанное, покрывая землю кровью и личинками.
Девочка так испугалась, что, чуть не выбросив чётки и фонарь, не пустилась наутёк, но её ноги слишком сильно задрожали.
Вдруг из-под зонтика показалось что-то круглое, обмотанное чёрными волосами. И спустя мгновение стало ясно, что это голова утопленницы. Девочка застыла, словно закованная в лёд. И хотя голос в голове кричал, что надо бежать, ноги её не двигались с места, даже на малую пядь.
Голова словно мяч, казалось, совершенно бесцельно каталась туда-сюда, отскакивая назад, когда ударялась о парапеты моста. И вдруг она быстро приблизилась к ногам девочки, и та от страха чуть не осела на землю.
Некоторое мгновение она просто смотрела на голову у своих ног, чувствуя, что сердце вот-вот вырвется из груди, пока та не подкатилась ближе, и теперь можно было видеть лицо женщины, на котором зияло два тёмных отверстия. Было неизвестно, что случилось с одним её глазом, второй же болтался на кровеносных сосудах, нервах и тканях и смотрел на девочку, быстро вращая глазным яблоком. Изувеченные, объеденные рыбами, губы женщины дрожали, словно желая что-то сказать, но слышен был только непонятный скрежет, будто ветер раскачивал деревянные двери.
Девочка, сдерживая рвоту, побежала вперёд, не обращая внимания на валявшиеся кругом куски плоти. Неожиданно что-то схватило её ногу — это был обрубок правой руки, чьи пальцы из-за того, что слишком долго провели под водой, опухли, были белыми и уже начали гнить, а с другой его стороны была видна торчащая кость.
И тут в ужасе девочка поняла, что голова женщины, уже успела подобраться к ней и открыла свой рот, чтобы укусить её за правую ногу. Ледяная боль мгновенно распространилась по всему телу.
Девочка взмахнула чётками и ударила призрак женщины, и сразу же услышала шипение, словно сырое мясо поджарили раскалённым железом, но всё же прошло ещё много времени, прежде чем голова неохотно отцепилась от неё. Девочка бросилась бежать и вдруг почувствовала, что наступила на что-то. Когда она подняла ногу, чтобы посмотреть, то оказалась, что она раздавила второй глаз утопленницы, который лопнул, разбрызгивая вокруг гной и личинок.
Девочка, чувствуя подкатывающую тошноту, с быстротой ветра сбежала с моста и тут с удивлением обнаружила, что одна рука женщины всё ещё крепко держит её за лодыжку, а голова призрака катается по мосту, стуча друг об друга верхними и нижними зубами, выкрикивая:
— Моя рука, моя рука, моя рука…
Её стенания были наполнены болью и ужасом. Но утопленница не могла сойти с моста, чтобы отправиться в погоню. Души людей, что умерли в воде, были заключены в ловушке там навсегда.
Девочка, схватилась за руку и, с усилием оторвав её от ноги, бросила обратно на мост. А потом она повернулась и побежала. На её испуганном лице не было ни кровинки.
В это время люди в деревне спали, поэтому было тихо, даже кур и собак не было слышно. Девочка подбежала к аптеке и начала как сумасшедшая колотить в двери. Но казалось, что все здесь умерли во сне, в ответ не было ни малейшей реакции, даже света никто не зажёг. И всё же она продолжала стучать, пока спустя некоторое время кто-то не спросил:
— Кто там…
— Доктор Чжан, доктор Чжан, это я Сяо Гу! Поторопитесь, спасите моего отца, он умирает! — с тревогой закричала девочка.
— О, Сяо Гу, не волнуйся, дай мне одеться и упаковать свои вещи. Я быстро, я быстро…
Вскоре старик с наполовину седыми волосами вышел, неся в руках аптечку, и вместе с девочкой торопливо направился к ней домой.
— Ты почему вечером одна наружу вышла-то? Не столкнулась ли в пути с чем-нибудь?
— Как раз недавно на мосту… Но у меня не было другого выбора, моему отцу внезапно стало плохо… — Сяо Гу шла, прихрамывая, и держалась за одежду доктора Чжана, прячась за ним; она всё ещё дрожала. Когда они приблизились к мосту, девочка украдкой высунула голову, но обнаружила, что всё: и куски гнилого тела, и раздавленный ею глаз — полностью исчезли. Словно ничего и не было.
Её Ба Цзы* был очень редким, а энергия инь слишком сильной, её звезда одиночества** пророчила ей ужасную судьбу — всю жизнь ей будут сопутствовать бедствия. Вскоре после её рождения мать девочки умерла от осложнений, а деревню накрыл мистический аромат, тогда была весенняя пора, когда всё цвело, но в тот момент все растения завяли, и поэтому она была названа Хуа Цянь Гу.
Её отец был учёным, которому не удалось сдать экзамен, так как его жизнь была тяжёлой из-за того, что он до сих пор продолжал заботиться о своей дочери. А поскольку Хуа Цянь Гу привлекала к себе злых духов и этим часто приносила неприятности, он построил деревянный домик на берегу реки за пределами деревни, где они и жили.
Как-то её отец пригласил странствующего монаха, чтобы тот провёл обряд очищения и изменил судьбу дочери, но тот лишь покачал головой и отдал девочке чётки, которые носил с собой уже много лет, а так же сделал для неё плащ из кожи восьми чёрных собак, что скрывал мистический запах её тела, привлекавший злых духов. И он предупредил, что Хуа Цянь Гу не должна выходить наружу после захода солнца, так ей и удалось дожить до двенадцати лет.
Доктор Чжан жалел девочку, ведь ей в столь юном возрасте уже довелось перенести так много страха и страданий. Поэтому он всегда заботился об отце и дочери. Он был доктором, в руках которого находилась жизнь многих людей, одних больных ему удавалось спасти, других нет, из-за этого его энергия ян была настолько сильной, что злые духи, как правило, избегали его. Доктор Чжан взял Хуа Цянь Гу за руку и довёл её до хижины, и на их пути никаких неприятностей так и не случилось.
Учёный Хуа был очень болен, проведя все эти годы рядом с дочерью, он не смог избежать побочных эффектов, которые несли в себе злые духи, ему не было и сорока, но выглядел он на все пятьдесят или шестьдесят. Доктор Чжан покачал головой, он боялся, что тот не переживёт эту ночь.
Хуа Цянь Гу бегала туда-сюда, чтобы вскипятить воду, приготовить лекарства, вытереть пот у отца. Девочка не осмеливалась даже присесть и отдохнуть, в глубине души она смутно догадывалась обо всём, а потому ей было страшно. В этом мире у неё не было других родственников, кроме отца.
Учёный Хуа не дожил до утра, умирая, он волновался о том, что станет с дочеью. Доктор утешал его и обещал, позаботиться о девочке, но отец не хотел его беспокоить, он боялся, что тот не сможет защищать Хуа Тянь Гу долго. Поэтому он сказал дочери, что после его смерти она должна отправиться к наставнику горы Маошань*** и попросить его об обучении. И однажды, когда ей удастся добиться успехов, ей не придётся больше бояться злых духов.
Хуа Цянь Гу крепко сжала руку отца, которая постепенно становилась холоднее, и почувствовала себя одинокой, её отец оставил её, теперь во всё мире она одна, и в чём сейчас смысл её жизни? Но девочка сдержала слёзы, когда она была маленькой, единственное, в чём был суров её отец, это он никогда не позволял ей плакать. Она понимала, что, во-первых, стоит только ей зарыдать, и в её жизни ещё что-нибудь случится, и во-вторых, её отец не мог быть с ней всегда, а так он сделал её независимой и сильной.
Потом доктор Чжан занялся раной у неё на ноге: он вытер почерневшую кровь, присыпал золой и намазал целебной мазью, а затем перевязал. Там не было ничего серьёзного, лишь немного трупного яда.
На следующий день доктор Чжан и несколько жителей деревни помогли ей организовать похороны. Доктор Чжан считал, что девочка ещё слишком мала, чтобы блуждать в одиночку и хотел взять её к себе, по крайней мере, пока не зажила бы рана. Но она твёрдо решила как можно скорее отправиться учиться на гору Маошань, чтобы выполнить желание её отца. Доктор Чжан не смог переубедить её, поэтому он помог продать ей ценные вещи из дома, а так же дал ей немного серебряных лянов****.
Когда стемнело, Хуа Цянь Гу накрылась плащом из шкур восьми чёрных собак и, улёгшись в пустом доме на деревянных досках, она всю ночь провела с широко раскрытыми глазами, слушая завывания ветра. В её голове была полная путаница мыслей о предстоящей дороге и о том, что её ждёт в будущем. На следующий день рано утром она попрощалась с деревней и отправилась к горе Маошань.

Примечания:
Думаю, объяснять, что такое инь и ян, вам не надо :)
* "Бацзы"или Четыре столпа судьбы — это древние методы предсказания по восьми иероглифам, позволяющий построить карту судьбы по дате рождения человека. Строится он на основе «Традиционного китайского тысячелетнего календаря». В Китае без этого бацзы не принимались ни за одно важное дело.
** Символические звезды — один из методов бацзы для анализа судьбы и удачи. Некоторые наиболее известные символические звезды — это Благородный Человек, Путешествующая Лошадь, Цветок Персика, Волшебник Любви, Звезда Академика. Существуют также звезды со зловещими именами - Демон Грабежа, Демон Уничтожения, Звезда Одиночества.
***Гора Маошань (кит. 茅山 ) — гора в китайской провинции Цзянсу, находится на территории городских муниципалитетов Цзюжун (句容市 ) и Цзиньтань (金坛市 ), к востоку от города Нанкин. та гора играет большую роль в истории даосизма. Здесь около 370 года основатель даосской школы Шанцин Ян Си 楊羲 (330-386) построил скит, в котором жил со своими учениками. Достаточно скоро гора стала местом паломничества, был построен храмовый комплекс, который стал центром школы Шанцин (которая называлась также Маошань по имени горы). (Из википедии)
**** До начала 20 века из серебра не чеканили монеты, его использовали в виде слитков, которые назывались лян — это была основная денежная единица Китая (1 лян — примерно 31,25 грамма), лян равнялся 1200 медным монетам (с квадратным отверстием).

@темы: перевод, Путешествие цветка